Усадьба купца Лихонина находится в Суздале на тихой улице Слободской. На холме стоит старинный двухэтажный дом XVIII века, с каменным низом и деревянным верхом. Во дворе есть хозяйственная постройка и баня. Места здесь живописные.  С моста через Каменку, который расположен рядом, видны главные достопримечательности города: Покровский, Спасский и Александровский монастыри.

Объект был выкуплен Владимиро-суздальским музеем-заповедником в конце 70-х годов прошлого века в достаточно плачевном состоянии. Реставрировалась усадьба долгие 8 лет и смогла принять первых постояльцев только в 1992 году. В экспертизе, проведенной по заказу инспекции по охране памятников культуры в октябре-ноябре прошлого года, говорится о том, что со временем она стала «одной из главных достопримечательностей Суздаля и объектом туристического показа».

Дом купца Лихонина. Январь 2017

Долгая реставрация спасла дом и вдохнула в него новую жизнь. Пришедших сюда гостей встречал арочный вход с дубовой дверью, кованые решетки старинного узора на окнах, просторные сени с лавками и сундуком, русская печь, салфетки и полотенца с вышивкой, тканые половички и деревянная расписная посуда. Так могли жить в этом доме сто с лишним лет назад. На первом этаже была расположена общая зала для отдыха, с огромным купеческим буфетом и великолепным столом и мягкими диванчиками. На втором этаже были просторные номера для отдыха. Объект использовался как музейная гостиница. Здесь размещали высоких гостей, научные делегации, реставраторов, которые приезжали в древний город работать. Здесь могли поселиться и обычные люди — гостиница-музей была доступна для посетителей.

Несколько лет назад усадьба Лихонина закрылась для туристов, так как из музейных уставов был исключен пункт об организации гостиничной деятельности. Сообщалось, что в доме купца Лихонина должна разместиться музейная экспозиция.  В 2012-2015 годы в усадьбе проводились текущие работы по реставрации и приспособлению, а также инженерной модернизации.

Однако, экспозиции здесь нет. Смотрители, настоящие и бывшие сотрудники музея говорят о том, что сейчас здесь проживает генеральный директор ВСМЗ Игорь Конышев. И живет он не один, а со своими сослуживцами. Музейщики утверждают, что якобы дом, находящийся в оперативном управлении музея-заповедника, стал для директора и его близкого окружения — резиденцией. О том, что Конышев бывает здесь в нерабочее время подтвердили нам и работники усадьбы, которые вынуждены быть обслуживающим персоналом при новом начальстве.

Мы обратились с запросом к самому Игорю Валерьевичу, чтобы прояснить данную ситуацию и попросили ответить его на следующие вопросы:

  1. Какой статус имеет объект недвижимости “Усадьба купца Лихонина”( Суздаль, ул Слободская, 34) в настоящее время?
  2. В каком состоянии он находится сейчас? Когда проводилась или будет проводится его реставрация?
  3. Открыта ли усадьба для посетителей и туристов?
  4. Что сейчас находится в Доме купца Лихонина?
  5. В чьей собственности находится усадьба?
  6. Правда ли, что в настоящее время Дом купца Лихонина используется как жилое помещение?
  7. Какой вам видится перспектива развития Усадьбы Лихонина?

Ответ генерального директора был лаконичен.

Оказывается, согласно пункту 26 ж музейного устава «музей-заповедник вправе организовывать временное размещение и проживание в объектах недвижимости, находящихся в оперативном управление либо на ином вещном или обязательном праве у музея-заповедника». Можно сделать вывод, что по уставу директор может жить в музейном объекте столько, сколько он будет работать в нем. Также он может пользоваться тем, что находится на территории усадьбы, например,  «музейным» огородом или мыться в бане 19 века.

Экспертиза о включению ее в список объектов культурного наследия регионального значения была проведена совсем недавно. В октябре-ноябре прошлого года это было сделано независимым московским экспертом Ольгой Рыжко по заказу Госинспекции по охране памятников культуры Владимирской области. Из заключению эксперта ясно, что сейчас «помещение парилки используется как помывочная. В ней установлена ванная и устроен большой оконный проем в торцевом фасаде. В здании имеется система отопления и водоснабжения. Общее техническое состояние здания можно считать удовлетворительным».

В настоящее время Госпинспекцией подготовлен проект постановления о включение хозяйственной постройки и бани в реестр объектов культуры регионального значения. Однако, до сих пор документа о его принятии нет на официальном сайте инспекции. А значит пока ничто не сможет остановить нового «хозяина» от дальнейшего приспособления объекта под свои нужды. Конечно, директору большой музейной империи должно предоставляться хорошее служебное жилье.  Но хотелось бы, чтобы это была ни одна из главных достопримечательностей Суздаля.

Историческая справка

Лихонины, при которых был построен главный дом усадьбы, были представителями одной из богатейших купеческих династий XVIII столетия. Их фамилия упомянута еще в описи Суздаля 1628 года. Основной статьей дохода была выделка кож и торговля ими. По легенде фамилию получили из-за того, что «отправляя свои товары в Москву и далее, лихо разделывались с разбойниками, намеревавшимися их ограбить».

Лихонины почти восемь десятилетий входили в состав московской Гостиной сотни, построили там каменные палаты в Кожевнической слободе и постепенно они закрепились в столице. Часть представителей династии обзавелась дворами, породнилась с исконными купеческими фамилиями. Например, Григорий Лихонин вошел в состав московского первогильдейского купечества.  Взращенный им на питейных откупах капитал был помещен в промышленность. С 1769 года Григорий Васильевич состоял в компании большой Московской суконной мануфактуры – наряду с такими известными купцами-промышленниками, как Гусятников, Суровщиков, Докучаев. В конце XVIII века владение Лихониных в Суздале уже принадлежало Василию Шерышеву.  Его старший сын стал городским главой, но растратил казенные деньги, в связи с чем была составлена опись его недвижимости. Не выдержав позора, он скончался в 1826 году. Большая часть наследственной недвижимости была распродана или раздарена самим Тимофеем и его братом Федором, а производство кож пришло в полный упадок. Владение купца Лихонина дошло до советского времени в перестроенном и несколько измененном виде.

3 комментария

  1. 27.03.2017 at 09:04

    Ко всему сказанному, хочется добавить, что в доме Лихонина находятся около 30 предметов Государственного музейного фонда. Это мебель 19 века, предметы интерьера, коврики и половики, посуда и т.д.
    Все это в свободном доступе.

  2. Алла
    27.03.2017 at 19:56

    Удивительные вещи творятся в музее- заповеднике. Чиновник от министерства культуры ведет себя как истый хозяин- барин и разгуливает по государственной собственности как по собственному имению в окружении челяди! Вы бы не путали личный и казенный карман, г. директор. Неужели, у вас не хватает средств на то, чтобы снять квартиру? Скорее всего, у вас не хватает совести!

  3. 28.03.2017 at 09:24

    В публикации речь идёт о проживании (бесплатном) в этом музейном объекте директора и его команды. Хотелось бы продолжить. Памятник этот первоначально предназначался для экспозиции, но в итоге, благодаря неожиданной спонсорской помощи, открыли гостиницу. Было это в конце 1992 г., когда стали уже надвигаться рыночные отношения. Многие музеи имеют подобные гостиницы: например, музей-усадьба А.П. Чехова в Мелихове, музей-заповедник В.Д. Поленова в Поленове, Лермонтовский заповедник «Тарханы» и многие другие. Процитированный директором пункт Устава музея-заповедника о временном проживании не уточняет срока этого времени. Очевидно, когда составлялся Устав, никому и в голову не пришло, что когда-нибудь окажется нужда в таком уточнении. Временно – значит, по здравому смыслу, какое-то короткое время. А когда это время затягивается до 9 месяцев и более – это, извините, уже не временно, а, скорее, постоянно. В Уставе же ничего не говорится о постоянном местожительстве целой группы сотрудников за счёт музея.
    К тому же в этом памятнике-гостинице музейный колорит передан не только средствами дизайна, но и подлинными предметами из фондов музея, которых как минимум около трёх десятков. Интересно, на ком они теперь числятся? Если есть музейные предметы, есть и сигнализация, хотя бы противопожарная. А действует ли она сейчас? Или приказано отключить, чтобы не мешала курению и прочему комфорту?
    Ещё в этой заметке речь идёт о некоей «бане». Тут, кажется, автор несколько неточен: постройка рядом с домом, которую он называет «баней», выходящая на красную линию, на самом деле таковой не является: эта хозяйственная постройка — сарай.
    В доме Лихонина работает 3 сотрудника. Обслуживают они (естественно, за зарплату) тех, кто проживает – т. е. директора и его окружение. Помнится, не очень давно в СМИ была информация о начальнике владимирской полиции, который заботился о своих липецких родственниках за государственный счёт, потратив 315 тыс. р. (на бензин, продукты, бытовую технику, фиктивные премии). Он их, правда, государству вернул. Но невольно напрашивается аналогия, и стоила бы она, думается, значительно дороже…