В небольшом городе Судогда Владимирской области уже давно не было такого наплыва гостей. На процесс по условно-досрочному освобождению экс-чиновницы Министерства обороны Евгении Васильевой прибыло более полсотни журналистов, в основном из центральных СМИ. Маленький районный суд, который обычно рассматривает банальную криминальщину, житейские передряги и административные правонарушения — сегодня трещал по швам. При рассмотрении дела ни на секунду не покидало ощущение гигантского спектакля, где каждому отведены свои роли. И этот спектакль был недурно срежиссирован.

В начале заседания молодой судогодский судья Илья Галаган  провел перекличку журналистов по списку, и это заняло у него немало времени. Операторы толпились в одном из больших залов Судогодского суда так, что судью и адвокатов не было видно. Но для остальных собравшихся сделали трансляцию на большой экран в соседнем зале, в котором сидели люди из пишущей братии.

Дело слушалось в отсутствии фигурантки, которая подала записку с просьбой рассматривать данный вопрос без ее участия еще на прошлом заседании.  На этот  раз на суд прибыли адвокаты госчиновницы, прокурор Судогодского района, представители ФСИН.

Представители Министерства обороны на суд не явились, все они прислали документы, в которых говорилось о том, что Васильева полностью выплатила ущерб, нанесенный  предприятиям оборонной промышленности. АО” 31-й проектный институт”, “Главное управление обустройства войск”, “Военторг-запад” и другие заявили суду, что деньги полностью поступили на их расчетные счета.

Адвокат Васильевой  Хасан-Али Бороков представил на суд несколько ходатайств, в том числе о выплате ущерба потерпевшим, о том, что Васильева имеет постоянное место жительства и работы.

Из письма переданного ТСЖ “Молочный” с места проживания экс-чиновницы мы узнали, что она регулярно платит за коммунальные услуги, доброжелательна и не имеет конфликтов с другими жильцами. Она даже принимала участие в строительстве детской площадки.

Впечатление на журналистов и судью произвело и то, что экс-чиновница имеет трудоустройство юрисконсультом в Московской коллегии адвокатов “Гриднев и партнеры», где она работает с ноября 2014 года. По месту службы Васильева проявила себя как «высокопрофессиональный, исполнительный  и ответственный специалист, способный решить любые вопросы».  Таким образом, осужденная Васильева работала, находясь под домашним арестом и в местах не столь отдаленных.

Защита Васильевой просила освободить ее на основании ч. 3 ст. 79 УК РФ, в которой указано, что осужденного по тяжкому преступлению можно освободить после прохождения им половины срока. В соответствии с постановлением Пресненского суда Москвы срок наказания Васильевой определялся со дня заключения ее под домашний арест. Таким образом, Бороков сделал вывод, что половину назначенного срока Васильева уже отсидела.

На зоне экс-чиновница показала себя с положительной стороны. Прилежно исполняла свои обязанности, будучи подсобной рабочей.  Но и этого Борокову оказалось мало для характеристики Васильевой, он привел традиционный адвокатский аргумент, что его подзащитная имеет государственную награду — Орден Почета.

После всего этого защита попросила освободить Васильеву немедленно. «Мы просим, если суд примет решение удовлетворить наше ходатайство об УДО, то обратить его к немедленному исполнению», — заключили адвокаты Хасан Бороков и Дмитрий Харитонов.

Судья спросил, почему Васильева должна быть освобождена прямо сейчас, какие законы регулируют это? На этот вопрос Бароков,на наш взгляд, не смог ответить конкретно.

С середины заседания Галаган стал зачитывать материалы дела, явно торопясь. Из них мы узнали еще много интересного о хороших деяниях Васильевой.

Например, в характеристике с места отбывания наказания отмечается, что «Васильева содержится в колонии на общих условиях, не нарушает режим, опрятна».

Кроме того, в колонии она прошла «индивидуальную психологическую программу коррекции личности», согласно которой  возможность повторения ее преступлений не велика, о чем тоже имеется справка.

Представитель колонии Нина Азовская рассказала судье, что «Васильева проявляла интерес к культурно-массовым мероприятиям, участвовала в них, посещала лекции». Слова из положительной характеристики лились рекой…

Судья больше чем на час удалился в совещательную комнату для принятия решения. Но всем собравшимся уже было понятно то, чем кончится это дело. При вынесении приговора, как мне показалось, голос молодого судьи дрожал, но он держался достойно.  В ходе своей речи он заявил, что “Васильева не нуждается в дальнейшем отбытии наказания”. Суд полностью удовлетворил ходатайства адвокатов об освобождении Васильевой.  Она должна будет осуществлять трудовую деятельность, не менять места жительства и посещать государственный орган по контролю за осужденными, не появляться в общественных местах в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, не совершать административных правонарушений.

 

Сталина Гуревич: История Евгении Васильевой — плевок в лицо граждан страны и насмешка над правосудием. Её не могли отправить в колонию, это нарушение Конституции. Лица, которые допустили это, должны нести уголовную ответственность за незаконное лишение свободы. Ни одно лицо не считается осужденным, пока приговор не вступил в силу. Сам ее (Васильевой) процесс — это отбывание меры пресечения в прекрасных апартаментах с прогулкой по бутикам. Нам дали понять, что есть люди более равные, чем другие. Недопустимо такое. Я понимаю, что президент не вправе вмешиваться в судебную власть, но в данном случае он должен заявить: «Извините, господа, а не обалдели ли вы там?

Руслан Коблев: На этот раз защита выполнила все, что требовал закон и судебная практика. У нас массово освобождают обычных граждан и в более сложных случаях, потерпевшие зачастую про это не знают. Даже наших подзащитных по менее громким делам ФСИН отправляет в колонию, если они не обжаловали приговор. Я не вижу в этом ничего необычного. Никто почему-то не говорит о том, что обвинение рассыпалось — она (Васильева) оправдана судом по большей части обвинений, а люди не успокаиваются и рассуждают о каких-то миллиардах до сих пор.